Поиск чертежей:
.ya-page_js_yes .ya-site-form_inited_no { display: none; }
КАРТОТЕКА – поиск по критериям

История архитектурного ордера. Краткий обзор

Из книги
Иконников А.В., Степанов Г.П.
Основы архитектурной композиции
Искусство, М. 1971

Дорический ордер Парфенона

Трудом многих поколений зодчих каменные стоечно-балочные конструкции были приведены к пластически совершенной системе архитектурных ордеров. Систему объединяла стройная соразмерность, основанная на кратных отношениях, приведенных к единому модулю.

Ордера древнегреческой архитектуры еще не были подчинены единым канонам. В каждом произведении возникали индивидуальные, только ему присущие соразмерности. В отличие от греческих римские архитекторы стремились найти устойчивые формы, универсальные рецепты, которые могли помочь созданию эстетически полноценных построек. Суммированный, приведены к нормативным рекомендациям опыт античности дошел до нас в изложении римского архитектора Витрувия.

В 3, 4 и 5-х книгах его труда «Десять книг об архитектуре» содержатся сведения о правилах построения и соразмерности ионического, тосканского и дорического ордеров. Размеры частей каждого Витрувий определял по отношению к модулю, за который он принял нижний диаметр колонны. С помощью несложных правил на этой основе легко устанавливались все пропорции ордера. Приводимые Витурвием правила были средством не только пропорционирования, но вместе с тем и определения необходимых размеров.

Витрвувий приводт пять видом междуколонных промежутков. Четыре из них, где просвет между колоннами составляет от 1 ½ до 3 модулей, предназначались для колоннад, перекрытых каменными архитравами, пятый, самый широкий (более 3 модулей), использовался для ордера с деревянным архитравом.

Стройность колонн (отношение высоты их ствола к диаметру) увеличивалась по мере сокращения междуколонного промежутка — интерколюмния. В ионическом ордере, которому Витрувий уделил наибольшее внимание, это отношение возрастало от 8 до 10. Причиной были тектонические свойства конструкции — увеличение пролета определяло увеличение нагрузки на колонну и требовало большей прочности.

Пропорционирование ионического ордера по Витрувию

Пропорционирование ионического ордера по Витрувию

Загрузить чертеж в большом размере

Пропорции ордера были поставлены в зависимость и от его абсолютных размеров — чем выше ордер, тем более высоким должны быть и архитрав и антаблемент в целом. Такая подвижность канона не встречалась у более поздних теоретиков архитектуры.

Канон Витрувия предписывал и исчисленные в отношении оптические искажения. Так, он писал, что «угловые колонны должно делать толще других на пятидесятую часть их собственного диаметра, ибо они как бы обрезаются воздухом и смотрящим на них кажутся тоньше. Поэтому ошибку глаз надо исправлять посредством теории». Чтобы устранить обман зрения, из-за которого колонны строго цилиндрической формы кажутся расширяющимися кверху, их верхней части придается сужение. Это сужение делается тем меньше, чем выше колонна, поскольку при большой ее высоте обман зрения начинает компенсироваться эффектом перспективы.

От общих пропорций ордеров Витрувий переходит к деталям, определяя их размеры кратными дробями общей меры — нижнего диаметра колонны. Внутренние членения деталей, их профилировку он определяет, уже не обращаясь к большему общему модулю. Вспомогательными мерами служат мелкие доли диаметра. Принцип контрастности отношений определяет размеры и форму соседствующих профилей.

"Копьеносец" Поликлета, статуя-модульный эталон

Античная архитектура формировалась в органическом единстве со скульптурой. От скульптурной пластики она восприняла антропоморфность — связь соразмерности с построением человеческого тела. По мере развития зодчества, связь эта становилась менее явной, за исключением тех немногих случаев, когда опорам построек придавался вид человеческих фигур (мужских — атланты, или женских — кариатиды), но идея уподобления колонны телу человека сохранялась. Соразмерность дорического ордера Витрувый связывает с «пропорциями, крепостью и красотой мужского тела», а ионического ордера — с «утонченностью женщин, их красотой и соразмерностью». Практически эта связь воплощалась в зависимостью между канонами скульпторов и зодчих. Канон скульптора Поликлета (V в. до н.э.) с его «модулем» — размером головы статуи, относительно которого можно определять величины всех важнейших частей тела, — послужил одним из источников канона архитектурных ордеров.

Близость идеям изобразительного искусства сочеталась у Витрувия с трезвой практичность рекомендаций, учитывающих назначение построек, их конструкцию, материал, закономерность восприятия. Органическое единство разнородных факторов отражено в цепях кратных отношений, идущих от общего к частному. Именно в сочетании художественного и утилитарно практического секрет той устойчивости, с которой идущая от античности система архитектурных ордеров пережила многие столетия и была воспринята зодчеством различных эпох, различных стилей.

Разработка теории ордеров была продолжена в итальянской архитектуре эпохи Возрождения. Наибольшее распространение получили труды двух выдающихся архитекторов: Джакомо Бароцци Виньолы и Андреа Палладио. Труды их опирались на изучение, обмеры и зарисовки древних памятников. Виньола выводил свои правила из обобщения полученных данных, стараясь найти средние, наиболее употребительные и универсальные величины. В отличие от него Палладио избирал образцы, которые считал наиболее совершенными. Краткость, определенность, простота предлагаемых методов расчета определили наибольшую популярность руководства Виньолы. Однако именно за эти качества Виньоа получил репутацию вдохновителя и зачинателя академизма в архитектуре.

Ионический ордер в трактовки Витрувия, Виньолы, Палладио и др.

Ионический ордер в трактовки Витрувия, Виньолы, Палладио и др.

Загрузить чертеж в большом размере

Палладио не стремился к созданию канона. Опираясь на свой опыт, он предлагал образцы, сопровождая их обмерами подлинных фрагментов античных памятников. Виньола же разработал именно отвлеченных канон, он отобрал отдельные черты из огромной совокупности античных памятников, абстрагировал их и сконструировал в единое целое.

В отличие от Витрувия Виньола устанавливает каноническую ширину междуколонного промежутка. Соотношения высоты и диаметра колонны становятся у него постоянными для каждого данного ордера. Для всех пяти ордеров он предписывает одно правило: пьедестал должен составлять третью часть колонны с базой и капителью, в то время, как антаблемент (включая архитрав, фриз и карниз) должен равняться ее четверной части.

Для построения любого ордера общая высота его делится, таким образом, на 19 частей, 12 из которых составляет высоту колонны, 4 — высоту пьедестала, 3 — высоту антаблемента. Исходя из высоты колонны и соотношения ее высоты к диаметру, постоянного для каждого ордера, определяется модуль, равный половине нижнего диаметра колонны.

По Виньоле, высота колонны тосканского ордера должна заключать в себе 14 модулей, дорического — 16, ионического — 18, коринфского и композитного — 20. По отношению к модулю назначаются размеры всех частей и деталей. Для удобства соизмерения модуль простых ордеров (тосканских и дорический) делится на 12 парт, модуль сложных (ионического, коринфского и композитного) делится на 18 парт.


Величина утонения колонны, компенсирующего оптические иллюзии у Виньолы также зависит от абсолютной величины ордера и дается как постоянная величина для некоей идеальной колонны, равная 1/3 модуля. Утонение придается верхним двум третям ствола, нижняя треть остается цилиндрической.

Такое отношение к оптической поправке обнаруживает, что Виньола считал свой канон неким идеальным эталоном. В соответствии с конкретными условиями в канон должны были вносится изменения, «отступления от идеала», которые на деле обеспечивали восприятие, отвечающие этому идеалу. В своей практической деятельности Виньола, по-видимому, руководствовался этим правилом, лишь в редких случаях точно повторяя те соотношения, которые предписывал как теоретик. Назначение здания, его общий композиционный замысел, конструкции, масштаб, окружающая среда — все это должно было учитываться в решении каждой отдельной задачи.

Среди более поздних теорий соразмерности архитектурного ордера стоит упомянуть работу французского теоретика Жака-Никола-Луи Дюрана (1805). Все соотношения, связанные с модулем — радиусом колонны, доведены здесь до максимальной простоты и выражены в целых числах. Интересно, что соразмерность поставлена Дюраном в прямую зависимость от тектоники. Высота антаблемента всех ордеров установлена в 4 модуля и, следовательно, на более стройные и тонкие колонны ложится меньшая тяжесть. Высота колонн в пять модулей у Дюрана, от введенного им греко-дорического до коринфского (композитный ордер не был включен в его систему), возрастает от 12 до 20 модулей. Последовательно меняется и высота антаблемента — от 1 : 3 до 1 : 5 высоты колонны. Использованные кратных, модульных отношений Дюран стремился перенести на композицию в целом. В его теории соразмерности отразился дух трезвого рационализма, установившийся во Франции в период классицизма.

Для архитектора канон служил опорой, отправным началом, избавляющим от поисков принципов соразмерности. Канон объединил усилия зодчих, благодаря ему постепенно отрабатывался до совершенства определенный круг форм, прочнее становились традиции мастерства.

В классических ордерах для нас сегодня наибольших интерес представляет именно система соразмерности, неразрывная с тектоникой элементов. Железобетонные и металлические стоечно-балочные конструкции имеют другие тектонические свойства. Иными должны быть их пропорции, пластика. Но мы должны найти для них способы установления соразмерности частей не менее логичные, чем в классических ордерах. Столь же важны уроки классического ордера для выработки систем координации размеров всех элементов постройки на основе единого модуля.