Поиск чертежей:
.ya-page_js_yes .ya-site-form_inited_no { display: none; }
КАРТОТЕКА – поиск по критериям

Немецкий Ренессанс и барокко. Фонтаны и колонны девы Марии

Заимствование германским искусством форм итальянского Ренессанса совершалось без понимания того, что они являются выражение определенных пространственных организмов, и потому формы эти неизбежно обратились в декоративные украшения. Наступил расцвет прикладного искусства, отнюдь не к выгоде архитектуры, так как богато обработанные детали затемняли архитектонический смысл формы. Мышление еще долго сохраняло готический характер, несмотря на заимствование романской манеры.

Фонтан германского Ренессанса сохраняет в своей основе готическую форму. Высокий сруб колодца становится только несколько ниже, украшается орнаментом Ренессанса и приобретает соответствующий профиль; колодезный верх превращается в усложненную балюстрадную колонну, на которую вместо связанных с готической нищей фигур, устанавливается круглая свободная скульптура. Довольно часто фонтан все еще прижат к краю площади, ища опоры в архитектуре, потому что только здесь сконцентрированная мощь пространства могла развернуться в монумент: фонтан на рыночной площади в Майнце (1526) с его еще совсем готическим остовом; фонтан «Тугендбруннен» работы Вурцельбауэра в Нюрнбреге (1589), фонтан «Генземенхун» («Gänsenmännchen» работы Лабенвольфа, отлитый по старой модели уже в наше время и довольно удачно установленный); фонтан «Гертерих» Швайнсбергера (1608) в Ротенбурге, расположенный в тупике на площади Ратуши, и многие другие фонтаны, преимущественно в южной Германии.

Маленький, украшенный бронзовыми фигурками фонтан посреди прямоугольного двора был в Германии, благодаря влиянию итальянских образов, уже распространенным типом фонтана, когда монументальный фонтан еще только стал завоевывать площадь, выдвигаясь на центральное место.

Самым ранним опытом сооружения такого монументального фонтана является «Аугустусбруннен» в Аугсбурге (1549). Несмотря на неблагоприятную обстановку самой площади и на узко фронтальный характер венчающей фонтан фигуры императора, он крепко увязан с площадью правильными соотношениями. Для определения наиболее выгодного местоположения была созвана комиссия сведущих людей из иностранцев. Тематически фонтан тяготеет к господствующему над площадью зданию ратуши работы архитектора Элиаса Голль (Elias Holl). Фигура римского императора, как основателя Аугсбурга, обращена лицом к ратуше.

Очень удачно поставлен фонтан «Юстиции» в Лозанне (1585), расположенный на покатом грунте клинообразной площади в перспективе трех улиц. Верхняя фигура этого фонтана также эмблематически обращена к ратуше. Сооруженный Г. Швейггером для города Нюрнберга фонтан Нептуна (1660-1668) с плоским, на итальянский манер, водоемом, не был установлен; городской совет в конце концов: продал его императору Павлу в Россию. Недавно на рыночной площади поставлена копия этого фонтана. Находящийся в Регенсбурге фонтан «Правосудия» (1656) с высоким срубом расположен в центре обширной треугольной Гайдплац (Haidplatz) против улицы Гольдене Армштрассе, но сейчас он заслонен газовым фонарем и киоском для объявлений. Такая же печальная участь постигла и замыкающий Посольскую улицу (Gesandtstrasse) фонтан на площади Нейпфарплац (Neupfaffplatz. 1721). Совсем итальянским по своей форме является фонтан Резиденцплаце в Зальцбурге, однако он никак не вяжется с характером этой площади. Фонтан Доннера (1739) на Новом рынке в Вене представляет собой образец уже более поздних форм. Положение этого фонтана могло бы сильно пострадать от невыгодной для монумента перепланировки площади и проведения к ней Доннергассе, если бы фигура не была повернута. Венчающая большая статуя, которая редко имеет удовлетворительный вид со всех точек зрения, делает такие фонтаны вообще менее пригодными для свободной установки в центре площади, чем тип римского фонтана. Последний, будучи даже украшен извергающим воду тритоном, остается прежде всего архитектоническим сооружением, к которому фигурные элементы присоединяются только в качестве аксессуаров.

При установке таких фонтанов с успехом преодолевались неровности грунта площади, если только удавалось хорошо уместить их против прилегающих улиц: так, например упомянутый выше Fontaine de la Justice, расположенный в центре отлогой Place de la Palud в Лозанне, снабжен высоким ступенчатым основанием со стороны круто идущей под гору Rue du Pont. Во всяком случае при таком расположении фонтана необходимо, чтобы у него была высокая колонка. Когда тип планировки, подобный расположению упомянутого выше фонтана Доннера, получил распространение, то из самой формы его вытекала нецелесообразность установки его на наклонной плоскости, так как в противном случае фонтан казался бы придавленным с тыльной стороны подъемом площади.

Уже готические фонтанчики нередко устанавливались посреди главной улицы. Это доказывает, что попытка объяснить боковое положение готического фонтана на площади интересами уличного движения представляется мало убедительной. Только в новейшее время большинство фонтанов должны были посторониться перед уличным движением. Фонтан «Фишбруннен» во Фрейбурге на Кайзерштрассе занял свое теперешнее место лишь в 1807 году, но ведь здесь уже раньше стоял небольшое готический фонтан. С середины XVI века установка нескольких фонтанов среди широкой главной улицы становится наиболее популярной планировкой, так как в тесных городах того времени главная улица имела то же значение, что и рынок. Фонтаны «Пфейфер», «Правосудия» и «Церингер» придают уличному пейзажу Берна праздничную нарядность. Такие же фонтаны имеются в Пунтруте и других швейцарских городов. В Аугсбурге, при постановке фонтанов «Аугустус» Г. Гергарда и «Меркурбруннен» Адриена Деври (1559, оба скульптора школы Джиованни да Болонья), было дано специальное указание, чтобы венчающие их фигуры были обращены лицом к линии улицы. Фонтан «Геркулеса» того же Деври (1602) замыкает собой верхнюю Максимиланштрассе.

Новым завоеванием германского Ренессанса является колонна. Эта форма стала в Германии предметом усердной разработки. В то время как Рим нашел импонирующую форму монументального украшения площади в обелиске, — в Италии вообще колонна непопулярна, — в Германии, и в особенности в католической Австрии, самой излюбленной декорацией площади становится колонна в форме колонны Девы Марии. Одной из лучших является колонна Марии в Мюнхене. Фигура Марии работы скульптора Гергарда ранее находилась в церкви Богоматери, а колонна поставлена была только в 1639 году. К сожалению, в настоящее время ее затирают новые здания ратуши, стилизованные под готику. Раньше ее окружали невысокие дома с изящной росписью, так что фигура Марии доминировала над всем окружением. Колонна Марии, находящаяся в Вене у дворца (скульптура Б.Герольда, 1667), является подражанием мюнхенской. Более простые формы колонны встречаются во многих городах.

Удачную композицию из нескольких колонн, с явными следами влияния формы барочного алтаря, представляет собой установленный Фишером по обету памятник работы Эрлаха (1732) на Высоком рынке в Вене.

Колонна представляет собой отличное украшение для площади неправильной формы. Она не нуждается в каких-либо специфических условиях окружающей обстановки, придает площади благодаря своей высоте цельность, не загораживает собой архитектуры зданий и особенно подходит к умеренно-вертикальному виду немецкого города. Если вспомнить про удручающее обилие неудачных современных меморативных знаков, то покажется странным, что в Германии эта простая форма монументального украшения площади, по-видимому, совершенно забыта.

Германия не знает обелиска в его благородной римской форме. Если позднее немецкое барокко и пользуется обелиском, то оно стремится лишь оживить чистую тектонику и обогатить ее насыщенным содержанием, следовательно, больше ценит в обелиске некую самодовлеющую форму, чем видит в нем выражение функции пространства площади, как это имело место в Риме. Так, например, фонтан на площади в Вюрцбурге (1733) имеет пышный фундамент. Почти чудовищную форму имеет трехгранная колонна святой Троицы работы Штруделя (1692) на Грабене в Вене: ее обелиск словно окутан облаками, на которых мечутся небесные силы. «Так как колонны даже в деревнях стали уже слишком тривиальными, то нужно изобрести здесь что-то другое, необычайное», и это необычайно вздорное изобретение находил усердных подражателей.

◄Образование формы площади Оглавление Чувство пространства и форма выражения►