Поиск чертежей:
.ya-page_js_yes .ya-site-form_inited_no { display: none; }
КАРТОТЕКА – поиск по критериям

Римское высокое барокко. Монументальное украшение площади

Монументальное украшение искусство барокко оставляет для площадей. Декоративная пышность приобретается для того места, где происходит раскрепощение улицы. Особая трактовка пространства площади влияет в свою очередь на трактовку и форму монумента.

Для городской площади барокко почти не пользуется одиночной фигурной скульптурой, которая в настоящее время является чуть ли не единственным украшением площади. Во-первых, барокко не так уж высоко ценит статую, чтобы сделать ее центром большого архитектонически организованного пространства: понадобились бы гигантские размеры, чтобы статуя господствовала над площадью, а не утопала в ней. На такой сомнительный путь барокко не становилось. Гигантская скульптура вообще была бы неуместна на площади перед каким-нибудь значительным фасадом: в своем воздействии здание и монумент мешали бы друг другу. Для тех немногочисленных произведений, которые по самому замыслу предназначаются в качестве законченной круглой скульптуры для центрального расположения, предпочтительнее круглая площадка сада, обрамленная высокими шпалерами деревьев. Нельзя не признать сдержанность барокко, тем более что раскопки и предания давали соблазнительные примеры чрезмерного обилия статуй на площадях Рима. Местом фигурного памятника является церковь, городской репрезентативный зал, в Риме — зал дворца Консерватории.

Площади барокко свойственны другие монументы. Роль их прекрасно исполняли египетские обелиски. Эту форму монумента принесла с собой в Рим эпоха империи. Уже самая их массивность и необычайная монолитность должны были импонировать барокко. Одинаковый со всех сторон вид обелиска позволяет поставить его посреди площади, его устремленная ввысь форма внушает впечатление, будто тихо нараставший к его подножию разлив площади вдруг взмыл кверху мощной струей, и в то же время обелиск не задерживает движение пространства вглубь, так как стушевывается перед архитектурой, господствующей над площадью: обелиск на площади святого Петра (1586), перед хором церкви Санта Мария Маджиоре (1587), перед Сан Джиованни в Латерне, перед палаццо de Monte Citori) (1792), переде Санта Тринита деи Монти (1789). Но особенно важно то, что вид его издали отлично согласуется с узким устьем улицы и что он может быть использован в качестве конечного пункта одновременно для многих улиц: обелиск на Латеранской площади (1588) против Санта Тринити деи Монти. Самый прекрасный из них, находящийся на пьяцца дель Пополо (1589, львы и бассейны у его подножья — великолепное добавление XIX столетия), образует завершение трех главных улиц: I forestieri pensano cheogni una di queste strade habbia da se la sua propria Guglia.

При Сиксте V обе античные триумфальные колонны, Траяна и Марка Аврелия, прада, реставрируются и на них устанавливаются бронзовые фигуры святых работы Томазо делла Порта, но все же колонна, как более расчлененная и более спокойная форма, чем обелиск, не имеет большого значения в практике монументального украшения площадей Рима. Античная колонна, взятая из храма Веспасиана и поставленная перед Санта Мария Маджиоре, была по распоряжению Павла V в 1614 году воздвигнута Мадерной вместе с бронзовым изображением Марии только ad Basil. Liberianae decorum augendam. Прежняя мостовая из травертинского камня, теснее связывавшая колонну с базиликой, ныне изчезла.

Второй основной формой украшения площади барокко является фонтан.

В противоположность водоемам Ренессанса, к которым еще очень близки фонтаны Карло Мадерна на пьяцца Скоссакавалли и на Кортиле дель Форно у Ватикана, барокко увеличивает стены корпуса водоема в объеме и массе. Вода уже не бьет тонкими струйками — теперь требуется gran mola выбрасываемой вверх воды, которая, шумно падая, должна оживлять фонтан. Великолепны фонтаны на площади святого Петра, воду для которых пришлось проводить издалека. То, чем больше всего восхищает барокко, мы находим в описании Карло Фонтана: «С самой верхушки фонтана вода поднимается мощной массой в воздух, и тотчас же потоки ее низвергаются из чаши в бассейн с таким шумом, что вызывают величайшее восхищение. Еще великолепные эта масса воды, когда она сильным ветром выбрасывается за пределы бассейна, раздуваясь подобно туче, а в это время солнце играет в ней всеми цветами радуги: это зрелище поражает зрителя необычайно».

Если фонтан стоит на меньшей, окруженной скромными домами площади, то он всецело господствует над этим пространством и наполняет его жизнью. В расчет принимается также окружающее движение: фонтан никогда не стоит в математическом центре площади. Особенно красивы фонтаны ди Санта Мария деи Монти работы Джиакомо делла Порта, нарядный фонтан с глубоко лежащим бассейном работы того же архитектора, с бронзовыми фигурами Лундини (1585, черепахи на нем добавлены уже в XVII веке). Овальная форма и положение фонтана де’Мутти, работы того же делла Порта, стоящего на пьяцца Арачели у подножья Капитолия, прекрасно сообразованы с направлением улицы. Высокий взмет водяной струи фонтана Берберини служит для прилегающих улиц как бы обелиском. Его естественное центрально расположение не только оживляет площадь, но и образует для нее ядро, вокруг которого все группируется: раздробленная пьяцца Бокка делла Верита производит впечатление площади только благодаря своему красивому барочному фонтану работы Биццакери (1775). Площадь теперь сильно пострадала благодаря озеленению.

Пьяцца Навона, где некогда был римский цирк, отличающаяся очень напряженными пропорциями и обрамленная невзрачными домами, приобретает ритм и форму только благодаря своим трем фонтанам. Ученый каноник сообщает мотив их возникновения в своем опубликованном в 1650 году произведении: «Interpretatio nova et hujusque intendata obelisci hieroglyphici: ut celeberrimus in urbe locus insignem haberet cum splendoris ornament coniunctam utilttatem».

Четырехструйный фонтан Бернини, начатый в 1647 году и открытый в 1651 годы, в виде скалы, увенчанной обелиском, позволяет перехватить по середине и вознести выше то напряжение пространства площади, которое поднято первым взметом воды боковых фонтанов. Из этих фонтанов южный, фонтан дель Моро, представляет собой сооружение делла Порта с фигурами берниниевской школы; северный фонтан деи Кельдерари был сооружен в 1878 году под пару первому, заменив собой другой, более старый. Все три бассейна лежат на ровной плоскости, с которой хорошо сочетается водная поверхность. Предположение дать площади оправу из хороших архитектурных сооружений не было выполнено. Здесь в летние месяцы раньше закрывали спуск воды, и светское общество, вместо Корсо, ездило на прогулку на это озеро. Aria inzefirata площади восхваляется на разные лады.

Фонтан никогда не ставится посреди площади перед полноценным фасадом, вид которого ничем не должен загораживаться. Но если все же хотят использовать красоту журчащей воды, то по бокам фасада устанавливаются два фонтана. Весьма примечательна установка перед палаццо Фарнезе античных гранитных бассейнов, превращенных Джироламо Райнальди в фонтаны (1612). Они расположены по линии движения улицы, слегка отступив назад перед давлением дворцового массива, и сообщают площади еще большее оживление: alagano la Piazza con bella e dilettevol vista. Образом для всех эпох останутся фонтаны на площади святого Петра. Таким же образом расположены оба фонтана Бернини перед Сан Галлоро в Ариччиа. Это расположение часто применяется в виллах. Позднее французские архитекторы преобразили фонтаны в широкие водные зеркала, которые, как в Версале, с успехом могут быть расположены перед фасадом по направлению к саду.

Стараются избегать даже частичного загораживания большими фонтанами вида значительных зданий. Фонтан на пьяцца делла Ротонда работы О. Лунги по проекту делла Порта (1567) стоит не перед Пантеоном, а напротив него, так как по середине происходит движение. О стенных фонтанах будет отдельный рассказ.

◄Улицы Оглавление Остальная Италия►