Поиск чертежей:
.ya-page_js_yes .ya-site-form_inited_no { display: none; }
КАРТОТЕКА – поиск по критериям

Пьяцца делла Синьория во Флоренции

Еще в эпоху готики при постройке главной площади Флоренции было стремление придать ей по возможности форму прямоугольника в соответствии с планомерным строительством домов. Площадь представляется глазу много симметричней, чем на плане. Это — эпоха Данте. Гордясь своим освобождением, флорентийский народ решил построить городской дворец, который говорил бы о величии республики. Арнольбо ди Камбио возвел в 1299 году богатый массив с Terre della Vacca, этим «господствующим над городом гигантом» (Вазари) на юго-восточном углу ровной площади, которая образовалась от разрушения домов гибеллинов Убрети и сноса купленных домов Орманни по прозвищу Форабоски и della Vacca в Sesto S. Pier Scheraggio/ В 1319 и 1355 году площадь, благодаря дальнейшим закупкам участков, была расширена и приобрела еще более правильную форму. Начиная с Орканьи, оттуда, где род Малеспина имел свой городской дворец, в 1376-1378 годах были выстроены лоджии деи Ланци для проведения важнейших республиканских торжеств. Архитектоническая отделка площади никогда, впрочем, не была доведена до конца, несмотря на то, что даже Микеланджело, отвечая на запрос Козимо I (Медичи), советовал ему окружить всю площадь лоджиями. Площадь в целом создает впечатление замкнутой, хотя прилегающие улицы и выходят на нее. Однако они не нарушают общего впечатления, открывая к тому же местами очаровательный вид издали.

Ложа Ланци на площади Синьории во Флоренции

Ложа Ланци

Постройка Уффиций была начата Вазари в 1560 году, для чего понадобилось снести старинную церковку св. Петра Скераджио и много других домов. В 1574 году Уффиции были закончены; однако они не увеличили пространства площади, а создали лишь монументальный подступ к ней, так энергично выраженный у Torre della Vacca, что в нем уже чувствуется становление барокко. Улица, открывающая противоположную дворцу Веккио сторону площади, когда-то была столь же широка, как и Via Calzaioli. Здесь находилась раньше церковка св. Цецилии.


Площадь Синьории во Флоренции

Площадь делла Синьории — сердце города Флоренции. Сюда привезли в 1495 году, во время народного восстания «Юдифь» Донателло, взятую со двора палаццо Медичи, и установили ее слева от входа городского дворца на Рингиера, где уже раньше стоял «Марцокко» Донателло, — лев, держащий городской герб: «Exemplum salutis publicae posuere cives» — выражение, характеризующее тесную связь народа с его скульптурой. Когда через девять лет фигура Юдифи должна была уступить свое место «Давиду» Микеланджело, ее поместили под одной из арок лоджии.

бронзовая скульптура Персея Челлини (1533 год) в ложе Ланци

Бронзовый "Персей" Челлини

В января 1504 года представители цеха ткачей созвали собрание лучших флорентийских художников. На этом собрании было доложено, что колоссальный «Давид» работы Микеланджело уже закончен, и нужно только обсудить место его установки. Протокол этого заседания сохранился и опубликован Гайе. В нем интересны прежде всего высказывания мессера Франческо, первого герольда Синьории, и архитектора Джулио да Сангалло, к мнению которого присоединился и Леонардо да Винчи.

Давид Микеланджело

Давид Микеланджело на фоне грубого руста

Франческо считал два места особенно подходящими: место перед городским дворцом, где стояла «Юдифь», и середину его двора, где с момента ограбления палаццо Медичи стоял «Давид» Донателло. Здесь прежде всего сказывается желания связать эту скульптуру, как эмблему города, с дворцом. «Лучше всего, — прибавляет Франческо, — было бы, конечно, если бы эту фигуру поставить на место, где стоить Юдифь». Прекрасно понимая, что требуется для скульптуры, трактованной еще целиком фронтально, и отмечая практическую нецелесообразность подвергать хрупкий мрамор воздействию природы, Джулиано высказывается за то, чтобы установить фигуру под средней аркой лоджии или же у ее внутренней задней стены с тем, чтобы нарисованная черным цветом ниша служила ей фоном. В обоих случаях было бы достигнуто рельефное впечатление от фигуры.

Теоретически требование ниши для расположения статуи выдвинуто и у Альберти. Она была и до этого времени главным местом для скульптуры и как раз своим резким, заимствованным от готики обрамлением принципиально отличается от позднейшей ниши времен барокко. Последняя является неопределенно расширенным пространством, дающим фигуры и выключении ее обозреваемости сзади. Ниша Ренессанса обрамляет фигуру и действует, как темный фон, так что Джулиано мог в конце концов удовольствоваться нарисованной нишей. При односторонней трактовке фигуры и выключении ее обозреваемости сзади весь художественный эффект сосредоточивают на передней плоскости. Все концентрируется на выявлении рельефа и контуров. Фигуры капеллы Медичи работы Микеланджело являются наиболее зрелым плодом этой художественной традиции.

Наконец, предоставляют самому Микеланджело выбрать место для своей скульптуры. Он выбирает место слева от ворот городского дворца, перед темной, однообразной, но мощной каменной стеной. Установка молодого гиганта 18 мая 1504 года становится событием для Флоренции. После установки фигуры Микеланджело кое-что исправил в ней, так как окружение и условия освещения потребовали некоторых изменений. У Вазари неоднократно попадаются замечания, что только под открытым небом и благодаря особому освещению места установки выявились пластические достоинства этого произведения.

Таким образом скульптура, трактованная наподобие рельефа, устанавливается у стены, которая ограничивает возможность видеть ее с других сторон и дает темный фон, благодаря чему белый мрамор резко выделяется и привлекает к себе внимание. Расположенная у стены скульптура отнюдь не нуждается в господстве над всей площадью, что так необходимо для художественного эффекта скульптуры, помещенной посреди площади; кроме того, при таком расположении создается возможность разместить самым выгодным образом большое количество пластических произведений. Конечно, при это должны быть соблюдены известные соотношения между отдельными изваяниями в смысле мотива, пропорций, материала, цвета и правильных дистанций. «Драгоценности, сбитые в кучу, не восхищают», — говорит Альберти.

Микеланджело более зрелой поры и последующая за ним эпоха, конечно, иначе трактовали бы мотив круглой фигуры. Но и независимо от этого они порицали бы легковесность ее на фоне огромной плоской стены (в раннем Ренессансе неоднократно обнаруживается весьма зыбкая связь пластики с ее фоном) и скорее присоединились бы к предложению Джулиано и Леонардо. Еще на исходе XVI столетия этот принцип «прикрепления» продолжает оказывать свое влияние: «Похищения сабинянок» Джиованни да Болонья устанавливается в 1538 году под правой аркой лоджии, хотя эта скульптура целиком проработана в округло-пластической форме. Лучше расположена бронзовая фигура «Персея» Челлини (1533 год), находящаяся в сквозной угловой арке лоджии: вокруг этой бронзы имеется простор, и вид ее сзади не пропадает. Бандинелли, из побуждений ревнивого тщеславия, поместил своего «Геркулеса» (1534 год) рядом с фигурой «Давида» на углу Ринтиера.

Статуи Давида и Геркулеса на площади Синьории во Флоренции

Учитывая, что расположение фонтана посреди площади нарушило бы гармонию всего ансамбля, так как из-за неравновесия сторон площади ее центр тяжести не совпадает с математическим центром плоскости, Амманати установил свой фонтан на углу палаццо Синьории (1571 год). Там этот фонтан благодаря фронтальности, создаваемой фигурой Нептуна и водяными конями, хорошо гармонирует с остальными скульптурными украшениями. Бронзовый конный памятник Козимо I работы Джиованни да Болонья (1594 год) удлиняет собой шеренгу мраморных скульптур, вынесенных на открытое место, и удачно срезывает оставшуюся позади него часть пространства, чтобы таким образом придать главной площади прямоугольную форму.

Ту же функцию выполняет фонтан Нептуна работы Джиованни да Болонья (1567 год) на пьяцца дель Непттуно в Болонье. В этом городе в честь посещения его Павлом III была воздвигнута в 1541 году конная статуя из известняка на том самом месте, где сейчас стоит памятник Виктору-Эммануилу. Очевидно, выбор этого места нашли неудачными и установили фонтан там, где он является целью движения Via Indipendenza, главной улицы, и Via d’Azeglio, но прежде всего он так делит неправильную площадь, что возникли две отдельные прямоугольные площади.

При всем своем несовершенстве пьяцца делла Синьория — одна из чудеснейших площадей Италии. «Когда входишь на нее, взор погружается в необъятную ширь, и всем своим существом радуешься многообразию и красоте ее обаятельного наряда». Палаццо и лоджии производят мощное впечатление, и приходится лишь пожалеть о том, что не было осуществлено предложение Микеланджело. Ряд сплетающихся изваяний обвивает площадь словно пояс, сияющей пряжкой которому служит фонта Амманати.

Скульптура Геркулеса Бандинелли на площади Синьории во Флоренции

Скульптура Бандинелли "Геракл и Какус"

В первом издании этой книги в 1908 году было высказано сожаление по поводу отсутсвия на площади фигуры Давида, хотя бы в копии. В 1873 году фигура Давида была перенесена в здание Флорентийской академии и огорожена решеткой. Здесь она находилась в совершенно противоположных пространственных и световых условиях, так что при обозрении фигуры со всех сторон разрушалась связь плоскостей и непрерывность контурных линий. По настоянию скульптора Фанфани в 1909 году с нее была сделана копия, которая водружена на старое место. Таким образом, ущерб нанесенный площади, исправлен.

Как показывают план и снимок, сделанный мной в 1921 году, три огромный мраморные фигуры — Геркулеса, Давида и Нептуна — и бронзовая конная фигура установлены в один ряд. Их функция в целом такова: образовать выступающую вперед базу дворцового блока и продолжить ограничивающее влияние его стен на пространство площади далеко за их реальные пределы; создавая ряд, зрительно связанный с фигурами лоджий, утвердить прямоугольную форму площади Ренессанса. Только бронзовый лев Донателло выдвинут вперед, и в этом сказался тонкий художественный расчет: будучи меньше по масштабу, он пострадал бы от рядоплоложности с другими, и на нем нужно было сделать особый акцент.

Памятник Козимо I (Медичи), Джиованни да Болонья на площади Синьории во Флоренции

Памятник Козимо I (Медичи), Джиованни да Болонья

Сейчас, наоборот, допущена другая ошибка, хотя и без ущерба для самой площади, но не без ущерба для одного из самых ценных памятников скульптуры флорентийского кватроченто.
«Юдифь» Донателло неоднократно меняла свое место. Вначале она стояла посреди двора палаццо Медичи, и, по свидетельству Вазари в жизнеописании Бандинелли, ее можно было прекрасно видеть сквозь арку ворот. После изгнания Медичи она была поставлена перед палаццо Веккио и снабжена надписью. Когда впоследствии, после долгих совещаний, это место было предоставлено для колосса «Давида» Микеланджело, ее переместили под арку лоджии деи Ланци, и там она в благоприятных масштабных условиях стояла вплоть до 1919 года. Окончания войны дало подов опять перед дворцом — exemplum publicae salutis: Олоферн является символом уже не Медичи, а Австрии. Она стоит сейчас между копией «Давида» и «Марцокко». Нельзя было оказать этой бронзовой фигуре в нормальный человеческий рост худшую услуги, чем поместив ее среди гигантских статуй Микеланджело, Бандинелли и Амманати, мраморк которых еще увеличивает их мощность своей сияющей белизной. Она производит впечатление жалкой кучки; ее темная бронза едва выделяется на фоне тяжелой рустики, когда как бронза нуждается в воздухе со всех сторон.

◄Монумент Коллеони Оглавление Площадь Ренессанса►