Поиск чертежей:
.ya-page_js_yes .ya-site-form_inited_no { display: none; }
КАРТОТЕКА – поиск по критериям

Взаимоотношение первой архитектурной картины Эрехтейона и реального здания

Каждая часть Эрехтейона, видная в первой архитектурной картине, имеет двоякое значение — как часть реального здания и как элемент архитектурной картины. Эти два значения противопоставлены друг другу архитектором. Например, южная стена, как часть реального здания, тесно связана с западной стороной главной части и вместе с ней образует трехмерный объем, имеющий форму параллелепипеда. Архитектор показывает этот параллелепипед с угла. Особенно отчетливо объем воспринимается в солнечные дни, когда южная сторона ярко освещена, а западная погружена в тень.

Вечером, наоборот, западная сторона освещена солнцем, а южная — затенена. Очень важно, что южная и западная стороны главной части имеют различную форму: гладкая стена и колоннада. Зритель глазом остро воспринимает юго-западный угол главной части Эрехтейона, который как бы нарочито на него направлен, привлекая к себе внимание. Правда, внизу он прикрыт портиком кариатид. Однако именно благодаря тому, что портик кариатид прикрывает собой нижнюю часть юго-восточного угла, зритель особенно остро воспринимает верхнюю часть этого угла, сильно выделенную по контрасту.

Архитектор не только ставит перед зрителем трехмерный параллелепипед главной части Эрехтейона, но еще показывает косвенно также и две другие, невидимые стороны параллелепипеда, тонко обозначая их направление. Северный портик, ориентированный с запада на восток, что отчетливо показано фрагментом стены, выступая на запад за линию стены главной части, вызывает представление о северной стороне параллелепипеда. Южная колонна восточного портика вызывает образ восточного портика, скрытого от зрителя. Объем главной части хорошо повторен в сильно уменьшенном виде в объеме портика кариатид. Последний дает ключ к восприятию главной части Эрехтейона как объема. «Сквозной» характер портика кариатид, отчасти родственный «полусквозному» характеру главной части с ее колоннами на западной и восточной сторонах здания, позволяет с одной точки видеть его объем, отчетливо очерченный наружными и внутренними линиями антаблемента и отчасти постамента.

Архитектор показал зрителю, находящемуся в точке, откуда видна первая архитектурная картина, архитектурными средствами все четыре стороны здания. Из них особенно важна южная стена. Вместе с тем он показал ему общую трехмерную форму параллелепипеда главной части, одним из элементов которой является южная стена. Здание и его стена объединяются присущей обоим объемностью и пространственностью. Вместе с тем они отличны друг от друга как конкретный предмет и абстрактная форма. Оба плана основаны один на другом, переходят один в другой и возникают один из другого. Тем не менее их необходимо различать и друг другу противопоставлять.

Как элемент структуры первой архитектурной картины, южная стена входит в другие соединения. Например, в качестве сплошной материи она теснее связана со стенным фрагментом северного портика, с постаментом под кариатиды и с оградой дворика. В качестве диагональной плоскости южная стена составляет часть системы диагональных линий, в качестве светлого пятна она — часть светотеневой системы.

Другой пример — южная колонна восточного портика. Предметно и объемно она связана для зрителей первой архитектурной картины Эрехтейона с другими колоннами восточного портика, хотя последние ему и не видны. Одной южной колонной восточного портика архитектор сумел создать образ всего восточного портика. По аналогии с четырехколон- ным западным портиком зритель делает даже заключение, что восточный портик имеет шесть колонн. Как элемент структуры первой архитектурной картины Эрехтейона южная колонна восточного портика теснее связана с западной колоннадой, с фигурами кариатид и с колоннами северного портика.

Взаимоотношение и взаимоперетекание предметного и зрительного планов создают постоянную вибрацию между ними. Благодаря этому ни на мгновение не исчезает специфичность архитектурной картины, отличающая ее от картины в живописи. Любая архитектурная картина Эрехтейона всегда сохраняет зрительно выраженную возможность продвижения дальше, заключающуюся в предметно-объемном характере частей и целого, всегда «открыта», всегда уводит зрителя от самой себя.