Поиск чертежей:
.ya-page_js_yes .ya-site-form_inited_no { display: none; }
КАРТОТЕКА – поиск по критериям

Линейный ритм, динамика и общий характер первой архитектурной картины Эрехтейона

В Парфеноне вертикаль господствует в наружной композиции его масс. Торцовые стороны, выделенные фронтонами, построены по вертикали, со всех сторон господствует вертикальная колонна.

В Эрехтейоне также много вертикалей — колонны, фигуры кариатид, фрагмент стены северного портика. Однако все эти вертикали подчинены горизонтальной протяженности первой архитектурной картины Эрехтейона, в которой южная стена и ограда дворика стелются по горизонтали и все формы сгруппированы в ряд одна за другой: северный портик, западная сторона главной части, портик кор и восточная часть южной стены. Диагонали настолько наклонны, что и они приближаются к горизонтали.

В горизонтальной протяженности первой архитектурной картины Эрехтейона развертывается столкновение вертикалей и горизонталей.

Напряжение контрастов достигается обилием вертикалей при общей горизонтальной направленности. Северный портик, фрагмент стены, западная сторона главной части, западная сторона портика кариатид содержат множество вертикалей. Вертикальные опоры резко сталкиваются с горизонталями антаблементов. В Парфеноне этот контраст выражен далеко не так сильно потому, что в нем колоннада абсолютно господствует снаружи. В Эрехтейоне достигнута дифференциация и сложная градация мотивов, среди которых колоннада на фоне стены есть только один из мотивов. В первой архитектурной картине Эрехтейона мы видим: южную гладкую стену совершенно без колонн, колоннаду на фоне пространства вовсе без стены за ней (в западной колоннаде), колоннаду, отделившуюся от стены, образ которой создают южная колонна восточного портика и колонны северного портика. Эта градация означает шкалу соотношений от господства горизонталей — через соединение горизонталей и вертикалей — к господству вертикалей. Целое усложняется промежуточной формой портика кариатид, в котором вертикали имеют под собой сильную горизонталь постамента.

В Эрехтейоне вертикали воспринимаются не в конечном примирении с горизонталями, как в Парфеноне, а в заостренном столкновении с ними. Впечатление борьбы усиливается тем, что архитектурные формы воздействуют больше силуэтом, линиями — как наружными очертаниями, так и внутренними линиями, — в то время как в Парфеноне архитектурные формы гораздо более предметны. Формы Парфенона более статичны, линии Эрехтейона гораздо динамичнее.

Линии играют в Парфеноне также большую роль, но они принципиально отличны от линий Эрехтейона. Как в живописи противопоставляют локальные цвета общему тону, так и в архитектуре существуют «локальные линии» и «линейный тон». Первые типичны для Парфенона, второй — для Эрехтейона. Более сильная динамика форм Эрехтейона активизирует его линии: вертикали энергичнее стремятся вверх, горизонтали резче ставят преграды их движению. Борьба направлений усиливается пересечениями, ограда дворика срезает основания вертикалей. Все же горизонтали побеждают, и устанавливается общая горизонтальная направленность первой архитектурной картины Эрехтейона. Господствуют сильные горизонтали ограды и антаблемента южной стены. Единственный портик, стоящий не пересеченным, зажимает вертикали фигур кариатид между двумя сильными горизонталями.

В Эрехтейоне в целом нарастает и ниспадает общий ритм, что выражено в очертаниях здания, приближающихся к треугольнику с широким основанием. Этот треугольник настолько распластан, что он не нарушает общей горизонтальной направленности композиции. Общий ритм строится слева направо. Из-за горизонтали ограды все выше поднимаются вертикали портиков. Потом западная колоннада сменяется горизонталью южной стены. Однако справа крайней точкой всей композиции является вертикаль колонны, которая как бы предвещает вертикали восточного портика.
В пределах первой архитектурной картины Эрехтейона развертывается фугальное нарастание мотивов. Вертикали достигают своей наибольшей силы в западной колоннаде, по сравнению с которой вертикали низеньких фигур кариатид означают спад волны вертикалей. Вместе с тем фигуры кариатид являются самыми значительными вертикалями в силу своего изобразительного характера, так что с этой точки зрения наивысшую точку нарастания вертикалей представляет собой именно портик кариатид.

В пределах основного горизонтального направления развернута направленность частей здания и архитектурных линий во все стороны. Архитектор как бы показывает зрителю стрелы, указывающие на четыре страны света. Портик кариатид обращен на юг, западная колоннада — на запад, северный портик — на север, а южная стена указывает на восток. Направленность во все стороны заострена и нарочито подчеркнута. Особую насыщенность направлениями придает композиции то, что вся система повернута под углом к воображаемой зрительной плоскости первой архитектурной картины Эрехтейона. Устанавливается соотношение четырех основных направлений и пятого направления — в сторону зрительной плоскости архитектурной картины. Каждое из четырех центробежных направлений содержит в себе также и обратную, центростремительную направленность в глубь здания. Центробежное и центростремительное движения переплетаются и взаимно друг друга уравновешивают. Архитектурная форма пульсирует изнутри. Создается представление об активно действующем и порождающем форму внутреннем ядре, которое выбрасывает в разные стороны части здания и вместе с тем обратно притягивает их к себе. Это возвращает нас к образу Эрехтейона, декоративно приспособляющемуся к рельефу местности.

Композиция Эрехтейона строится на основе столкновения противопо-ложных начал. Борьба вертикалей и горизонталей снимается более общей противоположностью недифференцированной материи и рационализиро-ванной опоры. Гладкая южная стена преобладает справа. В левой части господствуют опоры северного портика. Обе стихии сталкиваются и пронизывают друг друга. Направо колонна восточного портика подчинена стене, налево — фрагмент стены северного портика подчинен колоннадам. Каждый из этих мотивов подан зрителю на контрастирующем с ним фоне. Вместе с тем узкий и ориентированный по вертикали фрагмент стены слева получил благодаря своей форме некоторое сходство с колонной, а колонна справа зрительно сливается со стеной. На краях первой архитектурной картины Эрехтейона господствует стена в одном случае, колонна — в другом.

По направлению от краев к середине оба элемента все больше взаимно проникаются. Свободно стоящая колоннада погружается в западном портике в стену. Последний же поставлен уже не на землю, как северный портик, а на довольно высокую стену. Стена еще сильнее выступает в постаменте под кариатидами. Следующий шаг делают фигуры кариатид. В них органическая материя пропитала собой тектоническую опору.

В противоположность нарастанию материи слева направо — справа налево нарастает тектоника.
Столкновение материи и тектоники порождает фигуры кариатид, в которых сосредоточено наивысшее напряжение композиции первой архитектурной картины Эрехтейона. Их изобразительный характер возник изнутри архитектурной композиции. Материя, из которой они созданы, является архитектурной материей здания, той же самой материей, из которой сделаны стены и колонны.