Поиск чертежей:
.ya-page_js_yes .ya-site-form_inited_no { display: none; }
КАРТОТЕКА – поиск по критериям

Пространственность первой архитектурной картины Эрехтейона

Пространственность первой архитектурной картины Эрехтейона прямо противоположна плоскостному характеру рельефных поверхностей Парфенона и его пластическому объему.

Эрехтейон весь построен на диагоналях, уводящих взгляд зрителя вглубь и объединяющих различные композиционные планы. Диагонали открывают возможность проникнуть глазом вглубь в любом направлении сквозь пространство первой архитектурной картины.

Первая группа диагоналей направлена слева направо. Главная часть здания и портик кариатид уходят вглубь направо, также и ограда дворика. Линии цоколя и антаблемента кариатид направлены по диагонали слева направо. Движение линий вглубь направо направлено на угловую колонну восточного портика. Обратное движение имеет более развитую цель движения в виде группы трех портиков западной стороны, зрительно связанных друг с другом оградой, и в особенности в виде западной, лицевой стороны главной части здания.

Весь этот комплекс диагоналей дополняется диагоналями, направленными под прямым углом к ним: справа налево и слева направо. Наиболее сильно выражены диагонали, направленные с юга на север. Они образованы западными антаблементами портика кариатид, главной части и северного портика.

Столкновение под прямым углом диагоналей, уходящих на восток, с диагоналями, направленными с юга на север, подчеркнуто изломом под прямым углом антаблементов главной части и портика кариатид. Эти углы пересечения антаблементов обладают большой линейной выразительностью. Мотив угла антаблементов главной части сопровождается, как отголоском, углом антаблемента портика кариатид. Последним отголоском выглядит угол антаблемента южной и западной сторон северного портика.

Обратное движение тех же диагоналей с севера на юг усложняется тем, что перспективное расхождение диагональных линий по мере приближения к зрителю переплетается с уменьшением форм от северного портика через западную колоннаду главной части к портику кариатид.

Ограда дворика с ее сильной диагональю создает перевес диагоналей в направлении с запада на восток. Фигуры кариатид усиливают, наоборот, диагонали, направленные с севера на юг. В особенности весомым является изобразительный характер женских фигур.

Северный портик сдвинут немного к западу по сравнению с главной частью Эрехтейона, а портик кариатид, хотя он в плане расположен приблизительно на той же оси, кажется сдвинутым на восток по отношению к северному портику и главной части. Этим создается направление, промежуточное между пересекающимися под прямым углом диагоналями, которое теснее связывает их друг с другом.

Фигуры кариатид представляют собой узловой пункт сложной композиции пересекающихся под прямым углом пучков диагоналей первой архитектурной картины Эрехтейона.

Античные греки не знали точно сформулированных законов перспективы. Как показывает древнегреческая и древнеримская живопись, они знали явления перспективы только приблизительно. В их живописи видна неуверенность в передаче последних, которые они только нащупывали при помощи эмпирических наблюдений. Помимо прямой перспективы в древнегреческой живописи применялась еще обратная перспектива, согласно которой предметы увеличиваются по мере их удаления от зрителя. Древнегреческие художники пользовались не только прямой и обратной перспективой в отдельности, но и совмещали их в одной картине. Совмещение перспективного сокращения линий и зрительного уменьшения архитектурных форм справа налево, с юга на север, и реального уменьшения форм в обратном направлении в первой архитектурной картине Эрехтейона представляет собой своего рода совмещение прямой и обратной перспективы. Нечто аналогичное наблюдается также и на южной стороне здания. Перспективное сокращение форм с запада на восток и в этом случае совмещается с реальным уменьшением форм с востока на запад — от угловой опоры восточного портика к кариатидам. Подобное совмещение ослабляет элементарное воздействие на зрителя явлений перспективы и создает впечатление особой пространственности, отличающейся от реального пространства и его восприятия глазом. Это придает пространству первой архитектурной картины Эрехтейона своеобразную замкнутость, законченность и «рельефную полуплоскостность».

Пространственность первой архитектурной картины Эрехтейона невозможно отделить от пространства природы и от окружающего здание ландшафта, вернее — от форм, масс и линий природы, которые зритель видит около наружных частей здания. Слева ограда дворика прикрывала собой сравнительно невысокие и очень отдаленные горы на горизонте.

С этой стороны из-за ограды были видны верхушки деревьев, росших в дворике-садике. Зато справа от главной части был виден значительный кусок ландшафта. Пейзаж, видный справа от Эрехтейона, продолжает и существенно дополняет архитектурно-художественную композицю самого здания. В этом пейзаже продолжаются мотивы пересечений, асимметрии и диагоналей. Скалистый холм асимметрично пересекает линию гор, лесистая нижняя часть холма пересекает его скалистую верхнюю часть и горы на горизонте.

Мотив большой колонны, расположенной на возвышающем ее холме над опущенными вниз линиями гор на горизонте — один из центральных мотивов классической греческой архитектуры. В Парфеноне колоннада больше господствует над пейзажем. В первой архитектурной картине Эрехтейона господство угловой колонны над пейзажем ослабляется наличием скалистого холма на заднем плане. В результате преодоления периптеральной системы самый мотив колонны является лишь одним из многочисленных мотивов композиции, в то время как в Парфеноне этот мотив абсолютно господствует.

Массив видного справа скалистого холма продолжает на восток направленную по диагонали южную стену Эрехтейона. Наиболее запоминаются зрителю из всей построенной на диагоналях пространственной композиции первой архитектурной картины Эрехтейона его уходящая с запада на восток южная гладкая стена и выступающие на ее фоне фигуры кариатид.