Поиск чертежей:
.ya-page_js_yes .ya-site-form_inited_no { display: none; }
КАРТОТЕКА – поиск по критериям

Компактность и расчленение объема Парфенона

Характерную особенность архаических и классических периптеров, осо­бенно отчетливо выраженную в Парфеноне благодаря его системе восьми колонн на торцовых сторонах, составляет компактность наружного объема, к основной части которого не примыкает никаких дополнитель­ных объемов. В древности эта черта должна была выступать особенно наглядно, так как в жилых городских домах господствовала сложная асимметрическая композиция. Последняя обыкновенно объяснялась чисто утилитарными соображениями. По мере роста потребностей хозяев, а также изменения вкусов, к уже существующей части жилого дома при­страивали дополнительные части, в некоторых случаях в связи с подоб­ными пристройками прикупали клочки земли у соседей. Это — обычная картина, которая живо наблюдается также и в древневосточных деспо­тиях, например в древнем Уре в Месопотамии и в Египте или на острове Крите. В классическое время нечто подобное в монументальной архитек­туре впервые появляется в Эрехтейоне на афинском Акрополе, в отно­шении которого можно предположить некоторое влияние жилищной архитектуры. «Монолитный» характер объема Парфенона, контрастируя с жилой застройкой Афин, вызывал представление о высшей закончен­ности, воплощенной в главном храме города.

Расчленение периптеральной системы при помощи ордера создает внутреннее расчленение наружного объема, что придает ему насыщенную пульсацию жизни, внутреннюю динамичность. Представьте себе рядом с Парфеноном одинаковый с ним как в отношении формы, так и в смысле размеров архитектурный объем, но не расчлененный. Он будет выглядеть оголенным, прозаическим и невыразительным (как это часто и встре­чается в современной архитектуре). Периптеральная система насыщает архитектурный облик Парфенона трепетом жизни. В ней своеобразно сочетаются динамика и статика, противоположности синтетически слиты воедино.

Полную аналогию наружному объему Парфенона составляет и в этом отношении каждая его колонна, взятая в отдельности. Статичная в це­лом, колонна в различных отношениях динамична в пределах этой ста­тичности. На первом месте необходимо в этом отношении поставить кан­нелюры. Освещение каннелюр заставляет колонны танцевать, исполняя неподвижную, полную величия, пляску. Как не вспомнить при этом глу­бокое изречение Гераклита, связанное с его общей теорией о том, что все течет: «изменяясь непрерывно, находится в покое». С этим перекликаются меткие наблюдения немецкого искусствоведа Г.Канторович над класси­ческой греческой скульптурой, которые позволили определить такие за­мечательные композиционные принципы, играющие в ней очень большую роль, как «движение в спокойствии», «обуздание разнузданного движе­ния» . «Неподвижная пляска», вибрация в пределах спокойствия — эти опре­деления относятся не только к отдельно взятой колонне, но также и к Парфенону в целом. При этом «вписанное движение» создается не только тем, что объем Парфенона насыщен до предела динамикой кан­нелюр, но также и в более крупном плане динамикой чередования ство­лов колонн и интерколумниев периптера. Большую роль играет вибрация стволов колонн и затененность интерколумниев, из которой они высту­пают.