Поиск чертежей:
.ya-page_js_yes .ya-site-form_inited_no { display: none; }
КАРТОТЕКА – поиск по критериям

Смысл и значение расчленения архитектурной массы Парфенона

Расчленение архитектурной массы есть результат деятельности человеческого разума.

Нерасчлененные массивы в архитектуре Египта взывают к человеческим эмоциям и рассчитаны на то, чтобы оказывать сильнейшее воздействие на воображение и чувство. С этим связаны огромные размеры восточных зданий «количественного» стиля. Они рассчитаны на то, чтобы подавлять и вселять страх, так как по представлениям того времени эти чудовищные громады могли быть порождены лишь божественными силами, над которыми человек не властен и которые повергали его в священный ужас. Таковы же и пилоны храмов Нового царства (илл. 8). Произведения архитектуры Месопотамии несколько более дифференцированы, однако и они — явления того же порядка.

Расчленение архитектурного массива Парфенона представляет собой плод аналитического архитектурного мышления. Наиболее существенно для архитектуры Парфенона, что этот анализ сочетается с целостным эмоциональным восприятием архитектурной композиции. В этом сходство архитектуры Парфенона с зодчеством восточных деспотий, и в этом ее отличие от многих произведений зодчества последующих эпох.

Основным достижением греческой культуры было пробуждение начала разумности. Именно этим она заложила основу всего дальнейшего развития человечества вплоть до наших дней. Античные греки сами отчетливо сознавали это свое основное достижение. Один из учителей Перикла, философ Анаксагор, считал, что чистый разум исторг мир из первоначального хаоса, устроил его и продолжает им управлять. В «Антигоне» Софокл говорит: «Бессмертные даруют людям разум, а он на свете — высшее из благ».

Рациональное начало в расчленении архитектурного объема Парфенона проявилось в том, что это расчленение основывается на назначении здания и на его конструктивной системе.

Расчленение архитектурного массива Парфенона выражено при помощи окружающей здание колоннады. Последняя выделяет здание среди жилой застройки города и выражает вовне его значение как хранилища казны, как храма и как памятника. Вместе с тем колоннада переносит главный акцент композиции на внешний облик постройки и рассчитана на восприятие окружающей храм массы народа. Наружная колоннада составляет характерную особенность храма в классической Греции. В «Антигоне» Софокла говорится, что враг «шел сюда затем, чтоб выжечь храмы, столпами обнесенные, казну их и землю и законы уничтожить». Наружная колоннада имела известное взаимоотношение со статуей Афины, представлявшей внутри здания высокую вертикаль.

Вместе с тем расчленение наружной массы Парфенона основывается на стоечно-балочной конструктивной системе и на системе квадров в качестве неделимых композиционных «атомов».
Архитектурное расчленение, основанное на особенностях назначения здания и его конструктивной системы, имеет ярко выраженный рациональный характер. Такое расчленение архитектурного объема есть реалистическое расчленение.

Основные элементы расчленения наружного объема Парфенона совпадают с составными частями его конструктивной системы. Это — ступенчатое основание, образующее искусственную площадку, колонны в качестве несущих элементов и перекрытие, положенное на колонны. Архитектурная композиция Парфенона представляет собой художественную интерпретацию этой конструктивной основы.

Взаимоотношение трех основных элементов, из которых состоит наружный объем Парфенона, строится на выявлении их противоположности и на конечном их примирении. Особенно силен контраст крепиды и колонн (илл. 25). Крепида является как бы выровненной и геометризованной поверхностью земли. Она всемерно пассивна и построена в теснейшем взаимоотношении с земной поверхностью, от которой она неотделима. Крепида как бы расплылась по земле; вместе с тем она в известной мере составляет часть массы земли, находящейся под нею. Крепида представляет собой поверхность земли, скалы в данном случае, которая геометризована, рационализирована, земли, которой придана архитектурная форма. Ступени крепиды в особенности отличают ее от естественного скалистого холма. Вместе с тем перед северо-западным углом Парфенона, под его западной лицевой стороной, обращенной к Пропилеям, высечено в скале несколько дополнительных ступенек. Они как бы показывают, что ступени крепиды зарождаются еще в порядке, в скале, глубоко под крепидой, и наглядно выражают органическую связь крепиды с почвой и всего Парфенона со скалистым холмом, на котором он воздвигнут.

Пассивный характер крепиды наглядно выражен в том, что ее ступени многократно повторяют горизонтальную протяженность всей верхней площадки Акрополя и пейзажа. Общая распластанность усиливается тем, что с верхней платформы Акрополя видно море. Одновременно с этим крепида контрастирует со скалой Акрополя, так как три ее ступени выражают известное отделение от почвы и ей противопоставлены.

В архитектуре дорического храма, и Парфенона в особенности, очень большую композиционную роль играет контраст между горизонтальной крепидой и отталкивающимися от нее вертикальными колоннами. С этой точки зрения легко оценить характернейшую особенность дорического храма, заключающуюся в отсутствии базы колонны. База ионических зданий смягчает контраст стволов колонн и крепиды, образуя мягкий переход между ними и Связывая их между собой. Несмотря на несомненное влияние на Парфенон ионических храмов Малой Азии, его архитекторы отказались от какого-либо намека на базу колонны. Между тем и в дорической системе намечалось смягчение контраста между крепидой и основаниями колонн. Так, в Пропилеях на афинском Акрополе, построенных в годы, когда еще заканчивалась отделка Парфенона, их архитектор Мнесикл ввел в тех местах, где на крепиду были поставлены колонны, квадратные плоские углубления, смягчившие противопоставление ствола колонны и крепиды.

В Парфеноне этот контраст носит характер трагического столкновения. Вся колонна вертикальна. Вертикальная ось ствола подчеркивается множеством каннелюр, которые смотрятся как ее излучение и как ее многократный отголосок. Энтазис придает ей в целом направленность вверх. Вертикальное движение значительно усилено и тем, что колонна расчленена на ствол и капитель (дословно «голова» колонны). Капитель выглядит как цель движения вверх сужающегося ствола. Наконец, контраст крепиды и колонны усиливается различной трактовкой каждой из этих частей с точки зрения художественной интерпретации материала: крепида более геометрична, в то время как ствол колонны выглядит более органичным в том смысле, что энтазис придает ему характер скульптурного набухания изнутри.

Перекрытие, которое несут колонны, трактовано как элемент, снимающий противоположность крепиды и колонны, как известный синтез двух противоположных начал. Масса антаблемента перекликается с крепидой и подчинена пассивной горизонтальной протяженности. Однако триглифный фриз перекликается с колоннадой. Он распадается на несущие — как в конструктивном, так и в архитектурно-художествен- ном смысле — триглифы-столбы своеобразной каркасной системы, включенной в массив антаблемента, и на пустоты, заполненные метопами и перекликающиеся с интерколумниями. Однако устои-триглифы подчинены общему массиву антаблемента и воспринимаются только как известная внутренняя структура этого массива.

Особенно важны для обобщающего характера верхних частей здания наклонные линии его фронтонов. Они представляют собой обыкновенную двускатную крышу. Вместе с тем их архитектурно-композиционное значение очень велико. Скаты кровли использованы архитекторами в качестве выразительных наклонных линий, синтезирующих противоположность вертикалей и горизонталей, выражающих их примирение и прекрасно синтетически завершающих наружный объем здания в воздухе.

Расчленение наружного объема Парфенона представляет собой частный случай диалектического мышления, столь характерного для греческой культуры V в. до н. э. Мышление зодчих Парфенона — это диалектическое архитектурное мышление. Гераклит первым высказал мысль о том, что везде в мире противоречивые начала существуют рядом друг с другом, хотя они друг друга и исключают. Досократовская греческая философия утверждала, что борьба, которая представляет собой одновременно любовь и ненависть, является матерью всех вещей. Вместе с тем противоречия снимаются и примиряются. Например, античные греческие врачи считали, что здоровье — это правильное соединение противоположных начал: сырого и сухого, холодного и теплого, горького и сладкого. С этим было связано преобладание числа три в классической Греции. Так, драматическое представление долгое время состояло из трех трагедий. Поэт Ион с острова Хиоса написал даже специальное сочинение «Триагмой», в котором утверждал, что троица везде господствует. В дорическом храме тройное деление проведено очень последовательно. Антаблемент расчленен на три элемента, крепида, как правило, имеет три ступени и т. д.

Согласно мировоззрению классического грека, диалектическая структура мира сочетается с общей гармонией вселенной. Еще афинский мудрец и реформатор начала VI в. до н. э. Солон сформулировал свое знаменитое «ничего слишком». Антигона говорит у Софокла о любви как о принципе, управляющем миром: «Ведь не для взаимной вражды, но для взаимной любви я родилась».