Поиск чертежей:
.ya-page_js_yes .ya-site-form_inited_no { display: none; }
КАРТОТЕКА – поиск по критериям

Австрия и Германия. Вариации в югендстиле

Андреас Лехне

Портрет Адель Блох-Бауэр, Густав Климт (1907)

В 1895 году торговец из Гамбурга, знаток восточного искусства Самуэль Бинг открыл в Париже художественный салон, названный «Ар нуво». Среди выставленных в нем работ были произведения Хенри ванн де Велде, Луиса Комфорта Тиффани, Феликса Валлотона и Константена Менье.

Они вызвали благожелательные отзывы критики, и в 1897 году некоторые из них попали на международную художественную выставку в Дрездене, где образы оформления интерьера, выполненные брюссельским художником ванн де Вельде, стали настоящей сенсацией. На автора со всех сторон посыпались заказы, и он выступил родоначальником югендстиля — немецкого ар нуво.

Югендстиль в Мюнхене

Колыбелью югендстиля, откуда он распространился по всей Германии, был Мюнхен. Этот сравнительно небольшой город благодаря честолюбивой политике Веттельбахов — правителей Баварии — превратился в один из ведущих художественных центров Германии. В 1893 году мюнхенская публика открыла для себя голландского живописца и рисовальщика Яна Тооропа (1858-1928), который продемонстрировал свою приверженность новому стилю, изображая яванских девушек с извивающимися как змеи волосами.

Одним из выдающихся представителей нового направления был Герман Обрист (1863-1927). В 1894 году этот неутомимый путешественник, знакомый со всеми течениями художественного авангарда, перебрался вместе со своей мастерской из Флоренции в Мюнхен. Его настенное панно, получившее название «Удар бича», — изысканнейший образец немецкого «флорализма». Великолепное переплетение стежкой на этой работе напоминает клетки живого организма.

По своему стилю оно чем-то схоже со знаменитой (к сожалению, не сохранившейся) лепниной фасада, выполненной архитектором Августом Энделем для фотоателье «Эльвира» (1897-1899), которая представляла собой замечательный образец использования органических форм в декоративном искусстве. Оба мастера как бы бросали вызов природе.
Художник из Мюнхена Рихард Римершмид (1868-1957), произвел настоящую революцию в области оформления интерьера, соединив югендстиль с местными традициями. В 1900 году его «Кабинет любителя искусств» экспонировался на всемирной выставке в Париже. Ему также принадлежит оформление театра, для которого характерны изящные, струящиеся линии, указывающие на зрелый, уравновешенный стиль, пока еще чуждый геометризму. Римершмид был один из организаторов «Объединенных мастерских искусств и ремесел», целью которых было поднять уровень художественного оформления предметов повседневного спроса и которые в отличие от «Британского общества искусств и ремесел» в полной мере использовали возможности массового производства.

Роль Мюнхена в художественной жизни Германии была связана еще и с такими периодическими изданиями, как «Pan» и особенно «Jugend» — популярный журнал, давший название немецкому модерну.

Благодаря Отто Экману совершено преобразилось и оформление книг. В его работах растительные мотивы в сочетании с зооморфными и абстрактными претерпевают бесконечные метаморфозы: вода переходит в растения, растения — в лебедей или змей, которые в свою очередь принимают антропоморфные черты. Буквы переплетаются, словно лианы, превращаются в языки пламени или колышущиеся струйки дыма.

Новизна подхода, сатира и юмор, характерные для этих иллюстрированных (иногда даже цветными иллюстрациями) изданий, способствовали быстрому распространению идей югендстиля. На страницах «Simplizissimus» художники Гульбрансов, Арнольд, Тени, Пауль помещали едкие карикатуры и юмористические рисунки, среди которых выделялось стилизованное изображение забавной таксы, выполненное Теодором Хейне.

Югенстиль в Берлине

В начале XX века Берлин был не только большим современным городом, но и центром культурной жизни страны, и поэтому его не могли миновать новые течения. В 1898 году художественный авангард окончательно противопоставил себя устаревшей культурной политике императорского двора. Но из-за отсутствия настоящей поддержки даже ведущие мастера были вынуждены довольствоваться случайными заказами. Ван де Велде создавал интерьеры магазинов. Август Эндель, не имевший столь богатых клиентов, занялся убранством зрительного зала Национального театра, создавая мир странных, фантастических форм, навеянных живой природой и чем-то напоминавших его работу для фотоателье «Эльвира». Все, включая униформу билетерш, было выдержано в единой цветовой гамме. Правда, оформление больших магазинов, выполненное Бернхардом Зерингом и Альфредом Месселем, еще не было свободно от влияния старых стилей. Но некоторые черты дизайна — открытая конструкция витрин, обилие стелка, в котором отражаясь, дробятся объемы фасада, — уже предвещали рождение новой архитектуры.

В Берлине появились и другие сооружения, демонстрирующие собой монументальные и эклектичные варианты югендстиля: среди них, пожалуй, самым интересным является здание суда (1896-1905) на Литтенштрассе, в котором поражает контраст между массивностью сооружения и изяществом лестниц.

Венский Сецессион

Центральный вход в здания венского Сецессиона, архитектор Йозеф Мария Ольбрих (1898-1899)

В отличие от Германии Австро-Венгерская монархия (начиная с 1897 года Венгрия вошла в ее состав) была многонациональным государством с централизованной властью, сосредоточенной в столице — Вене.
Здесь ар нуво нашло приверженца в лице Отто Вагнера (1841-1918), профессора венской Академии художеств и страстного поборника архитектуры, отказавшейся от следования определенному историческому стилю и приближавшейся к требованиям новой эпохи. «Красиво лишь то, что полезно», — внушал он своим студентам.
Выполняя полученный в 1894 году заказ на оформление станции венского метрополитена, Вагнер сначала увлекся графической красотой «флорализма», но вскоре перешл к более сдержанной, функциональной манере. Он выложил фасад своего «Дома майолики» фаянсовой плиткой, облегчавшей уход за зданием и в то же время делавшей его более долговечным, намеренно сведя все оформление к наружному декору. В возведенных по его проекту жилых кварталах на Линке Винцайле преобладают геометрические формы и влияние модерна совершенно отсутствует.

Создание в 1897 году группой художников авангардистов объединения «венский Сецессион» положило начало австрийскому модерну. «Чтобы это недавно зажженное пламя было видно всем, оно нуждается в соответствующем обрамлении, в достойном очаге», — писал один из критиков того времени. Такой «очаг» был создан самым талантливым учеником Вагнера Йозефом Марией Ольбрихом (1867-1908), построившим «Дом Сецессиона» (1898-1899). Это здание напоминает классический храм, но, увенчанное воздушным куполом из золотых листьев, оно стало символом отказа от условности традиционной архитектуры.

Фасад "Дома майолики" в Вене, архитектор Отто Вагнер (1898)

1898 году объединение стало выпускать собственный журнал «Ver Sacrum» и устраивать в «Доме Сецессиона» пользовавшиеся большим успехом выставки, на которых были представлены все виды искусства. Для одной из них, посвященной Бетховену в 1902 году, глава «сецессионистов» художник Густав Климт (1862-1918) под впечатлением Девятой симфонии в исполнении оркестра под управлением Густава Малера создал росписи.

На той же выставке другой член «венского Сецессиона», тоже ученик Отто Вагнера, Йозеф Хофман (1870-1956), представил абстрактную скульптуру подчеркнуто геометрических очертаний, которая, хоть и осталась практически незамеченной, все-таки явилась определенной вехой в истории венского модерна. Времена орнаменталистики подходили к концу. С легкой руки Хофмана (а также благодаря сильному шотландскому влиянию) геометрические формы неожиданно взяли вверх. Орнаментика использовалась все меньше, приоритет отдавался выявления природной красоты материалов.

В полную меру талант Хофмана проявился в архитектуре здания, построенного им в Брюсселе в 1905-1911 годах по заказу бельгийского финансиста Адольфа Стокле. Настоящее произведение искусства в духе Орта, дворец Стокле, несмотря на несколько чрезмерную роскошь, отличает торжество строгих, лишенных декоративности форм, красота которых подчеркнута природными свойствами материалов и мастерство их обработки.
Адольф Лоос (1870-1933) в серии блестящих статей подверг критике югендстиль как направление, противоречащее самим принципам современной цивилизации (правда, под словом «современной» он имел в виду нечто вроде «стерильной»). Выступая против декоративности в архитектуре, он, по сути дела, пропагандировал интернациональный урбанистический стиль.

В противоположность этим космополитическим тенденциям венской архитектуры в других частях Австро-Венгрии, стремясь создать истинно национальную архитектуру, часто использовались фольклорные мотивы. Эти противоречивые тенденции нашли свое выражение в творчестве многочисленных учеников Отто Вагнера, работавших в период между двумя мировыми войнами. Но наиболее полно они проявились в творчестве словенского архитектора Йоже Плечника, прозванного «славянским Гауди», которому удалось соединить функционализм, новаторство формы и фольклор.

Дармтадт — строгость форм

Свадебная башня, Дармштадт, архитектор Йозеф Мария Ольбрих (1905-1908)

Известный покровитель нового искусства, великий герцог Гессе-Дармштадта Людвиг IV (1868-1937) заказал двум английским архитекторам, Бейли-Скотту и Эшби, оформление личных покоев в своем дворце. Желая оказать покровительство развития искусств и ремесел, он решил пригласить в Дармштадт ведущих художников того времени и предоставить им возможность работать, не зная материальных забот и пользуясь полной свободой. Так, в 1899 году в Матильденхеэ возникла Дармштадская колония художников, стремившаяся воплотить основной принцип югендстиля: синтез искусства и жизни. Один из членов колонии, молодой венский архитектор Йозеф Мария Ольбрих, создал «Дом труда» или, как его еще называют, «Храм», посвященный культуре творчества. Он же спроектировал жилье для всех художников, входящих в группу, за исключением Петера Беренса (1868-1940) из Гамбурга, который построил свой собственный дом, привлекавший к себе всеобщее внимание почти кристаллической четкостью и простотой прямых линий, контрастировавших с декоративностью построек Ольбриха. Это здание ознаменовало вступление югендстиля в его второй период, когда архитектурная форма освобождается от всего лишнего. В Вене, да и в других городах к югендстилю стали относиться просто как к моде и подвергали критике всякое обращение к нему в коммерческих и промышленных целях.

И главной фигурой в этих переменах был Беренс. Бывший иллюстратор журнала «Pan» не только покончил с «флоризмом» в Германии, но и положил начало архитектуре функционализма. Созданный по его проекту турбинный цен фирмы «АЭГ» в Берлине (1909-1912) возвестил начало эры промышленной архитектуры. Из его мастерской вышли такие всемирно известные мастера, как Вальтер Гропиус, Мис ванн дер Роэ, Ле Корбюзье.

История стиля модерн. Ар нуво. Сецессион. Югендстиль, etc…

  1. Универсальная эстетика ар нуво
  2. Апофеоз фантазии
  3. Египет. От Гора до «Аиды»
  4. Бельгия. Дом как единое произведение искусства
  5. Австрия и Германия. Вариации в югендстиле
  6. Россия. «Северное возрождение»
  7. Испания. Барселонское модернисмо
  8. Куба. Мифология и искусство каменщиков
  9. Аргентина. Эстетическая революция